Олигархи, чиновники и законы: три кейса, почему тормозится корпоратизация госкомпаний

корпоратизациия

Чем дороже и прибыльнее госпредприятие, тем больше в нем коррупционных интересов. Хватит ли политической воли, чтобы настроить госсектор экономики на эффективную работу

К руководителю госкомпании “УкрпоштаИгорю Смилянскому давно приковано внимание публики, в основном, из-за его внушительной зарплаты. Согласно, финплану компании, в 2020 г. он получил 22 млн грн. заработной платы, что более 64 тыс. долл в месяц. И это почти втрое больше, чем получает, например, главный почтмейстер США Меган Бреннан. Его зарплата какие-то “жалкие” 24 тыс долл в месяц. Разве Укрпошта работает лучше, чем USPS? 

Заработная плата гендиректора “Укрпошты” Игоря Смелянского утверждается набсоветом в финансовом плане госкомпании
Источник: АО “Укрпошта”

Взращивание монополиста

“Укрпошта” разительно изменилась за последние пару лет. Раньше она проигрывала частным почтовым компаниям, таким как “Нова пошта” и “Meest“. Теперь они конкурируют и даже судятся друг с другом.  В произведственные процессы “Укрпошты” были внедрены новые технологии, например, трекинг почтовых отправлений. Сервис для клиентов стал быстрым и удобным, а спектр услуг расширился. Например, появилась возможность получить наличные через POS-терминал – услуга крайне востребованная жителями маленьких городов и поселков, где не достаточтоно банковских отделений и банкоматов. Так почтовая госкомпания использует свое конкурентное преимущество – сеть отделений по стране. Всего их 12 тыс.,. И это – больше, чем число отделений банков, коих по данным Націионального банка, чуть более 8 тыс. в Украине.

Укрпошта
Неожиданно для всех государственное почтовое предприятие превратилось в успешную компанию.
Фото: Укрпошта

Сегодня “Укрпошта” даже лидирует в сервисе международных посылок, например, по доставкам из Китая и покупкам на Amazon. Более того, в Верхоную Раду подан законопроект О почтовой связи (N 4353), который закрепит преимущества госкомпании в международных доставках. Он разрабатывался при активном участии руководства АО “Укрпошты”. В рыночной экономике это – явный конфликт интересов, но для Украины – норма.  

«В статьях 17 и 29 (законопроекта N4353 – ред.) есть положения, которые сделают “Укрпошту” монополистом. Предусматривается, что национальный оператор получит уникальную возможность определять те же ММПО (места международного почтового обмена – ред.) А остальные компании, у которых это право уже есть, его лишатся”, – утверждает президент и основатель группы компаний Meest Ростислав Кисиль. И добавляет:

Укрпошта” станет единственным оператором, который сможет заниматься международными почтовыми доставками. Такое невозможно представить в рыночной экономике, которая в Украине так или иначе существует

Чудо корпоратизации

“Укрпошта” из госпредприятия превратилась в открытое акционерное общество, где 100% акций остается у государства, и собственник представлен Кабмином. Это – один из немногих успешных кейсов корпоратизации в госсекторе экономики.

Еще в 2013 г. казалось, что госпредприятие “Укрпошта” безнадежно: огромный штат, неповоротливая система, неэффективный сервис, убытки и долги. Приватизацию “Укрпошты” запретили еще во времена президента Ющенко ввиду стратегической важности госпредприятия.  

Корпоратизация Укрпошты началась в 2016 г., и за год завершилась. Аудиторы изучили и оценили все имеющиеся у предприятия активы. Был создан наблюдательный совет, выпущены акции. Фонд госимущества передал акционерному обществу всю его недвижимость, технику и прочее. 

Укрпошта сейчас зарабатывает везде, где есть возможность. Часть ее доходов – от аренды недвижимости, которая не используется в производственном процессе. 

В отличии от госпредприятий, которые не распоряжаться всем своим имуществом, а управляет им Фонд госимущества (ФГИУ), включая сдачу в аренду, “Укрпошта” теперь распряжается своим имуществом практически независимо. Аукционы по аренде и продаже недвижимости проводит через Prozorro. В 2019 г. эта часть доходов была незначительной, поскольку набсовет продолжал определяться со структурой инвестиционной недвижимости. Но уже в 2020-м (финансовые показатели пока не обнародованы), работа в этом направлении пошла активнее. На платформе Prozorro большое количество сообщений о сдаче помещений в аренду, заказчиком в которых указана “Укрпошта”.  

В 2019 г., впервые за многие годы, Укрпошта заработал 607 млн грн прибыли. Интересно, что в том же году долги американской почтовой службы USPS составили 11 млрд долл. То есть есть основания поспорить, кто работает лучше. Хотя еще 5 лет назад – до корпоратизации – спорить было не о чем. 

А зарплату Смилянского теперь утверждает набсовет “Укрпошты” – такой персональный бонус от корпоратизации. 

Корпоратизация – универсальная форма бизнес управления

Корпоратизация госпредприятий – модель управления, которую Украина по рекомендации Запада начала внедрять еще при президенте Кучме. Но “успехи” таковы, что с 2014 г. их нужно корректировать путем реформы корпоратизации.

Опыт показывает, что некорпоратизированные госпредприятия в Украине невозможно сделать эффективными. Просто законодательство не позволяет.

Их имущество, по закону – в управлении сторонних госструктур. В первую очередь, – ФГИУ. У госпредприятия оно только на балансе, и его менеджмент не свободен в принятии бизнес-решений. Плюс профильное министерство выступает распорядителем, которое на практике стремится управлят в ручном режиме. А когда это – еще и госмонополия, то вопрос о качестве и эффективности управлении далеко не в приоритете. Как утверждает президент МАУ Евгений Дыхне, который в свое время во главе международного аэропорта “Борисполь” вывел его из хронических убытков на прибыльность. Эффективным менеджером гсопредприятия можно быть, но, как оказывается, в Украине это наказуемо. Подробнее об этом кейсе – в спецпроекте NotaBene о Фонде госимущества.

Злоупотребления, лоббизм и прямая коррупция – следствие традиционного для Украины управления госкомпаниями. Например, готовится госпредприятие к приватизации. Сразу вопрос: сколько оно стоит? Аудиторы по согласованию и при участии ФГИУ проводят оценку. Но ФГИУ – сторона не заинтересованная. Одно дело – руководить и отвечать за результаты предприятия. Совсем иное – формальная процедура для чиновников. К тому же, отвественности за результат процедуры практически нет. Подробно об этом в интервью NotaBene говорил экс-заместитель главы ФГИУ Александр Потимков.

В 2018 г. Кабмин определился с принципами корпоратизации госпредприятий. Это актуально для тех, которые не подлежат приватизации в обозримом будущем. Таких несколько десятков, все они – прибыльные или располагают достаточным потенциалом. Правительство посчитало, что целесообразно превратить их в АО и сохранить 100% акций за государством – пока, по крайней мере.

Корпоратизация
Несколько десятков госпредприятий требуют срочной корпоратизации.
Фото: УНИАН.

Статус акционерного общества открывает для госпредприятия множество возможностей

  1. Самостоятельно принимать решения о внутренней реструктуризации, реорганизации. Может создавать дочерние компании, заключать партнерские соглашения, приобретать корпоративные права. 
  2. Самостоятельно определять партнеров и инвесторов, привлекать финансирование. 
  3. Управлять своим имуществом. Как показывает Западный опыт, что более трети доходов государственным компаниям приносит аренда площадей и мощностей

Превращению госпредприятия в АО предшествует полный аудит, в том числе оценка его имущества. Оценка необходима для определения цены акций. 

И да – для корпоратизированной госкомпании открыт путь на мировые фондовые биржи. А это – уже не только капитализация госомпании, но всего государства как актива в мировой экономике.

Офис Нацинвестсовета при президенте Украины уже предложил создать Госфонд и Национальный инвестфонд с долями больших госкомпаний для размещения на IPO (первчиное размещение акций). Именно такая модель работы госпредприятий распространена в развитых экономиках. В постсовесткой модели, которую всцело и полностью переняла Украина и не желает от нее отказываться уже 30 лет все совсем наоборот.
Госпредприятием на практике вручную управляют профильное министерство, Кабмин, ФГИУ, может подключиться еще и профильным комитет Рады своими решениями. В итоге, в эффективности госпредприятий нет заинтересованности собственника – государства, представленного всеми эти органами центровласти.

Корпоратизация госпредприятий в Украине превратилась в еще одну приватизацию – не всерьез, но надолго.

В 2015 г. в руководстве страны заговорили о необходимости корпоратизировать ряд госпредприятий, в частности, “Укроборонпрома” и “Укрзалзниці”. Однако мало где этот процесс шел гладко. Парадокс: успех корпоратизации “Укрпошты” в непривлекательности этого актива.

“Укрпошта никому особенно не была нужна. Там, где есть большие деньги, там сразу появляются личные интересы. Они – основное препятствие для корпоратизации, – объясняет источник NotaBene в комитете ВРУ по вопросам транспорта и инфраструктуры. – В Украине сложилась традиция, что госпредприятия работают не в своих интересах и часто приносят убыток государству. Зато крупный частный бизнес остается в выигрыше. Систему это поломать может только политическая воля высшего руководства страны. Но она не всегда есть”.

Проанализировав кейсы госпредприятий, столкнувшихся с проблемами в процессе корпоратизации, мы пришли к выводу

  1. Корпоратизации часто мешают проблемы с законодательством. При этом парламентские лоббисты препятствуют устранению таких проблем. Аэропорту “Борисполь” не подходят нормы нового закона об аренде госсобственности – в силу специфики. Хотя закон этот в целом полезный и правильный. При этом законодательство мешает вывести “Борисполь” из-под действия этого закона путем корпоратизации с передачей имущества в уставный фонд АО. Подробности – в первом кейсе спецпроекта NotaBene.
  2. Госпредприятиям мешает корпоратизироваться олигахический капитал, который зарабатывает прибыли в ущерб государственным. Вопрос о корпоратизации НАЭК “Энергоатом” поднимается, по крайней мере, в четвертый раз за 20 лет. Инициатива почти всегда – на стороне самого предприятия. Но еще ни разу процесс даже не был запущен. Как и почему в прошлом году из-за “Энергоатома” уволили двух министров и одного премьера – во втором кейсе спецпроекта NotaBene.
  3. Чиновники вступают в противостояние с менджементом госпредприятия, желая управлят им в ручном режиме. Пример – ситуация с украинским военным госконцерном “Укроборонпром”. В середине 2020 г. вопрос о его корпоратизации считался вполне решенным. Но в дело вмешались чиновники, которые не могут поделить сферы влияния в госконцене. И все застопорилось. Об этом – в третьем кейсе спецпроекта NotaBene.

А вот еще история незаврешенной корпоратизации “Укрзалізниці”: ей мешает сразу все – несовершенное законодательство, олигархи, которые не дают зарабатывать предприятию, а сами зарабатывают на нем; органы власти – причем, в первую очередь. У транспортной госмоноплии страны случай совершенно особый.

«Нужна политическая воля»

При всех различиях рассмотренных кейсов объединяет их общая закономерность. Государство часто готово действовать себе в ущерб, в угоду интересам крупного частного капитала. менна эта система порождает лоббизм, коррупцию, игнорирование государственных интересов. Корпоратизация – не полное решение этой проблемы. Чтобы сломать систему личных интересов полностью, требуется политическая воля. Так считает независимый эксперт Александр Кава, экс-замминистра инфраструктуры.

«Президент может сломать эти схемы, просто нужна политическая воля  и желание эти схемы поломать, – говорит Кава в комментарии Nota Bene. – Зеленский догадывается о многих схемах, и хотел бы от них избавиться. Но, возможно, не знает, как это сделать. Потому что компетенции ни у него, ни у его команды для этого нет. А очень много недобросовестных политиков, которые привыкли зарабатывать на государственном бюджете, умеют быстро протаптывать дороги к руководству страны для того, чтобы защищать свои бизнесы, построенные на использовании средств государственного бюджета».

Total
2
Shares
Previous Article
Энергоатом

Корпоратизация, кейс 2: НАЭК «Энергоатом»

Next Article

Через сильний снігопад КМДА обмежила в’їзд до Києва великогабаритного транспорту

Related Posts
Антимонопольный комитет
Читать дальше
6

Оштрафовал Ахметова, но остался несостоятельным: что не так с АМКУ

Бесправное антимонопольное ведомство – АМКУ – нуждается в реформах. Но оно устраивает украинских олигархов, поэтому десятилетиями остается в…
Роттердам Плюс
Читать дальше

АМКУ в третий раз одобрил формулу Роттердам Плюс – теперь окончательно?

Антимонопольный комитет Украины не нашел злоупотреблений в практике формирования оптовых цен на электроэнергию для тепловых электростанций по формуле…
Total
2
Share