Корпоратизация, кейс 2: НАЭК «Энергоатом»

Энергоатом

Корпоратизация оператора всех атомных электростанций Украины, объявленная в 2019 году, вызвала цепь событий, которые вероятно привели к отставке двух министров и одного премьера. Вероятно, монополисты энергорынка отчаянно сопротивляются тому, чтобы “Энергоатом” играл с ними по общим правилам.

Монополисты энергорынка пытались довести до банкротства Национальную атомную энергетическую компанию (НАЭК) “Энергоатом”, чтобы таким образом остановить процедуру ее корпоратизации. Это – одна из версий, почему в 2020 г. это успешное госпредприятие нарастило долг под миллиард долларов. Это – далеко не единственное госпредприятие в Украине, которое оказалось под давлением частных компаний. Поэтому мы рассматриваем кейс “Энергоатома” в рамках спецпроекта NB о проблемах с корпоратизацией госпредприятий.

НАЭК “Энергоатом” сама стала главным инициатором корпоратизации. В 2015 г. ее руководство предложило Кабмину рассмотреть проект закона «о корпоратизации НАЭК «Энергоатом». Этот проект обсудили, одобрили – и на пять лет забыли о нем. 

Такое уже случалось в 2002 г. еще при президенте Кучме, когда «Энергоатом» собирались корпоратизировать. Вопрос, считай, был решен. Но процесс так и не начался. История повторилась в 2012 г., когда корпоратизацию атомной энергокомпании инициировал Кабмин.  

Почему «Энергоатом» все время «сливают»? В экспертном сообществе нет однозначного ответа на этот вопрос. Есть версия: у ряда частных компаний имеется высокий интерес к активам в атомной энергетике. Но государство желает сохранить над ними полный контроль. Одну из наиболее заинтересованных частных структур называет независимый энергетический эксперт Александр Нарбут. Это – энергохолдинг Рината Ахметова ДТЭК, контролирующий 80% тепловой генерации Украины. Как раз в 2012 г. ДТЭК существенно расширило свои активы, например, взял под коннтроль Киевэнерго, в котором обязался провести переоборудование и реновацию, как и в других новых активах.

Нарбут допускает, что в 2012 г. процесс корпоратизации НАЕК «Энергоатом» был остановлен благодаря лобби Ахметова. На тот момент олигарх рисковал потерять возможность влиять на решения государственной атомной энергокомпании.  

Запорожская АЭС ночью
Вскоре после возобновления процесса корпоратизации, у НАЭК “Энергоатом” и всех украинских АЭС начались нешуточные проблемы.
Фото: Энергоатом

В 2019 г. о корпоратизации «Энергоатома» заговорили в рамках новой концепции энергорынка. В ноябре 2019 президент Зеленский поручил правительству провести корпоратизацию «Энергоатома» до конца 2020 г. 

Что до концепции энергорынка, то она вроде бы выглядела хорошо: конкуренция, разные виды контрактов, минимальное регулирование. Но уже тогда критики предупреждали, что есть слабые места. Концепция могла не поехать просто потому, что рынок поставок электроэнергии в Украине является сильно монополизированным. Такого мнения придерживался нардеп Андрей Герус, глава комитета Верховной Рады по вопросам энергетики и коммунальных услуг. 

Предупреждение Геруса четко проявилось в начале 2020 г., когда в результате локдауна потребление электроэнергии снизилось на 8%. Поскольку электроэнергия не может накапливаться, как газ, в хранилищах, встал вопрос о сокращении объемов ее выработки. 

Самая низкая себестоимость электроэнергии – у АЭС. При этом мощность АЭС крайне сложно регулировать. Куда проще и дешевле – просто остановить энергоблок. Снижение нагрузки резко увеличивает себестоимость каждого киловатта. 

В итоге часть энергоблоков АЭС были весной 2020 г. остановлены, общее снижение поставок энергии от атомной генерации составило 17%. 

В то же время загрузка более маневренных ТЭС (их проще запускать и останавливать), дающих более дорогую электроэнергию, даже выросла. По крайней мере, на бумаге. И уж совсем непропорционально выросла доля экологических электростанций (на 100 – 120%). На рынке «зеленой энергии» ДТЭК – один из главных игроков, на рынке ТЭС – почти монополист.

Распоряжения по поводу снижения закупки дешевой атомной энергии и увеличения мощностей тепловой генерации давал оператор энергосети – «Укрэнерго». Министерство энергетики было в курсе и не возражало против этих действий.

Одновременно «Укрэнерго» перестал выплачивать задолженность перед «Энергоатомом», и она достигла 1,9 млрд грн. Платежи «Энергоатому» также прекратили поступать от госпредприятия «Гарантированный покупатель» (бывш – ГП «Энергорынок») – речь уже о 11,6 млрд грн. Хотя «зеленым» энергокомпаниям это ГП платило исправно. 

Как следствие, в течение нескольких месяцев перед «Энергоатомом» образовался долг, общая сумма которого достигал пчоти 24 млрд. Компания вынуждена была брать кредиты, чтобы выплатить заработную плату сотрудникам. 

Есть неофициальное мнение, что провальная реформа энергорынка стала одной из причин отставки премьер-министра Алексея Гончарука и министра энергетики Алексея Оржеля, который активно лоббировав “зеленую” энергетику.  Им даже большее вменяется в вину.

Разработанные Гончаруком и Оржелем правила игры на энергорынке позволяли частным компаниям дешево покупать электроэнергию у «Энергоатома», а затем перепродавать ее назад государству – в лице ГП «Гарантированный покупатель». Президент НАЭК «Энергоатом» Петр Котин назвал это «торговлей воздухом»

Гончарука, неоднократно отрицавшего деловые контакты с Ринатом Ахметовым, тем не менее, некоторые политики считают именно его человеком.  Об этом рассказывает «Если кто и мечтает присвоить «Энергоатом», то это Ахметов. И тогда становится четко понятно, почему происходит попытка банкротства «Энергоатома». Мы все это проходили — для того, чтобы задешево купить, надо чтобы предприятие обанкротилось», – заявил в комментарии NotaBene председатель Первичной профсоюзной организации компании Алексей Лыч

Но и новый премьер Шмыгаль был не просто связан с Ахметовым, он даже был одним из топ-менеджеров ДТЭК, когда управлял Бурштынской ТЭС. То же самое сообщалось об и.о. министра энергетики Ольге Буславец, возглавлявшей ведомство с апреля по ноябрь 2020 г.  Тактика правительства по «Энергоатому» при Шмыгале только ухудшилась.

Петр Котин, глава НАЭК Энергоатом
Глава НАЭК “Энергоатом” Петр Котин спекуляции на энергорынке называет “торговлей воздухом”.
Фото: УН

Петр Котин отмечает, что Шмыгаль и Буславец работали в связке, премьер всегда поддерживал инициативу и.о. министра. «Кабмин обязал Энергоатом продавать 90% своей электроэнергии вне рынка, он фактически исказил конкуренцию. Когда Буславец стала и.о. – эта схема очень хорошо работала. Тепловая генерация покупала нашу электроэнергию на балансирующем рынке, а сама свои блоки не поднимала, – говорит Котин. – “Торговля воздухом” разогналась в феврале и уже к марту 2020 г. работала на полную катушку. Мы продавали электроэнергию по 1 коп. за кВт-ч. Долги перед нами и теперь каждый месяц растут на 1 млрд грн.»

Разумеется, корпоратизация «Энергоатома» в этих условиях не шла. Зеленский снова поднял вопрос об этом во второй половине года. В октябре 2020 г. в Кабмине прошло совещание по этому вопросу. И снова скандал. В стенограмму добавили два вопроса, которые на совещании вообще не обсуждались. Первый, о проведении конкурсного отбора на должности в наблюдательном совете «Энергоатома». Второй, о возможности его приватизации. «Энергоатом» высказался категорически против набсовета без корпоратизации. 

«Мы – за Наблюдательный совет, созданный в процессе корпоратизации, а не наоборот. Этот вопрос рассматривался на совещании в Кабинете Министров, и все присутствующие согласились с подходом «Энергоатома». Но впоследствии в протоколе заседания появились вопросы, которые не рассматривались на совещании, в частности пункты 4 и 5 по созданию наблюдательного совета без корпоратизации и специального закона, а также о передаче ядерных установок и материалов в частную собственность. Теперь политика Минэнерго становится понятной: доводим компанию до банкротства, ведь долги перед «Энергоатомом» за последний месяц выросли еще на один миллиард и достигли почти 24 млрд грн, и передаем в частную собственность», – заявил по этому поводу Петр Котин. 

После всего этого, по инициативе Зеленского, управление энергоотраслью снова перезагрузили – второй раз за год. Но удастся ли новому министру энергетики Витренко провести корпоратизацию «Энергоатома», на которой почти 20 лет настаивает сама эта компания – большой вопрос. 

Ситуация с “Энергоатомом” – не единственная, когда госпредприятия несут убытки и сталкиваются с большими трудностями из-за лоббизма или коррупции. Есть еще примеры:

Кейс аэропорта “Борисполь” – госпредприятие столкнулось с несовершенством законодательства. Эту проблему пока никто решать не спешит.

Кейс Укроборонпрома – чиновники не хотят упустить лакомый кусок в виде оборонных заводов. Поэтому они пытаются провести корпоратизацию холдинга так, как выгодно им, а не предприятию.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Все проблемы сразу – особый случай Укрзалізниці. Корпоратизация украинских железных дорог началась еще в 2014 г. и конца ей не видно. Ей мешает все сразу – и законодательные проблемы, и чиновники, и олигархи.

Total
0
Shares
Previous Article

ЄС виділяє на виробництво літієвих акумуляторів 2,9 млрд євро

Next Article
корпоратизациия

Олигархи, чиновники и законы: три кейса, почему тормозится корпоратизация госкомпаний

Related Posts
Роттердам Плюс
Читать дальше

АМКУ в третий раз одобрил формулу Роттердам Плюс – теперь окончательно?

Антимонопольный комитет Украины не нашел злоупотреблений в практике формирования оптовых цен на электроэнергию для тепловых электростанций по формуле…
Читать дальше

Что не так с реакцией рынка недвижимости на коронакризис, и когда ожидать «распродажи» столичного жилья?

Традиционно рынок недвижимости отвечает падением на кризисы в экономике. И в текущий коронакризис многие поспешили вложить сбережения в…
Total
0
Share