Как коронавирус книгу потрепал

Что останется в книжной отрасли после пандемии, за счет чего и какие профессиональные писатели переживут затяжное “заболеване” Covid-19

Казалось бы, длительные карантины во время пандемии Covid-19, вынудившие большую часть мира «запереться» по домам (в 2020 г. от локдауна отказались только 16 стран), должны были увеличить спрос на чтение книг. Однако XXI век создал свои альтернативы литературе и – своего потребителя информации, смыслов.  

Домашние компьютеры захватили потребителя визуального контента и текстов, в отличие от середины прошлого века, когда от книг отвлекал только телевизор. Во-вторых, и это – главное, из-за карантинов на длительное время закрылись и книжные магазины.

С уменьшением числа книжных магазинов отходит на дальний план традиционная ниша потребителей культуры книгочтения – дискуссии и оценки литературных произведений, признание их авторов.

Как сказано в докладе Международная ассоциации издателей IPA , 2020 г., ударил по всей цепочке ритейла книг, поскольку магазины не могли вовремя рассчитаться с поставщиками. Особенно пострадали малые и средние издательствам. В Украине в прошлом году не смогли выпустить ни одной книги 344 издательства. В целом, такая же картина наблюдалась по всему миру. Но есть и существенные исключения. Они обрисовуют первые изменения книжного рынка из-за продолжительной ковид-пандемии.

За выживание нужно бороться

Первой среди таких исключений оказались Великобритания и Франция. У британцев книжная отрасль даже поднялась за время пандемии на 12-15%, а у французов удержалась на прежнем уровне. Французские книгоиздатели и книготорговцы, как и работники театров, кинотеатров, музеев и пр. развлекательных искусств, активно боролись за свое право работать во время карантинов.

Давление оказывалось со всех сторон. Комитеты, присуждающие национальные книжные премии, заявили, что не объявят победителей, пока снова не откроют книжные магазины. А четыре известных автора комиксов, которые во Франции популярны не менее, чем художественная литература (причем издают их там в твердой обложке, как книги), заявили, что вплоть до открытия книжных магазинов слагают с себя обязанности спонсоров Года комиксов, объявленного министерством культуры страны.

Во Франции в результате протестов, власть приравняли книги к товарам первой необходимости, и во время второго локдауна книжные магазины работали наравне с аптеками и продмагами

Поначалу французские власти в ответ на протесты снизили тарифы на почтовую пересылку книг, которая была единственным способом работы книжных магазинов на время карантина. Однако книготорговцы сочли эти меры недостаточными и выступили с новыми протестами. В итоге, они добились права взимать с покупателей за почтовую пересылку книг минимальную ставку €0,01. Остальные почтовые расходы книготорговцам компенсировало государство, но с важным ограничением – только независимым книжным магазинам, которые не входят в холдинги с диверсифицированным бизнесом.

В остальных странах Западной Европы книжный рынок в 2020 г. просел на 5-20%. В Украине участники рынка оценивают падение на 30-40%. Хотя сейчас ситуация постепенно улучшается, до уровня 2019 г. отечественному книжному рынку подниматься еще долго.

Книжные магазины – или клуб, или не нужен

Самые острые проблемы в книжной отрасли – в торговле. Причем, во всем мире. Во-первых, солидную часть рынка у традиционных магазинов сейчас продолжает «отгрызать» почтово-посылочная торговля. Во-вторых, на них постоянно давят арендодатели и сами цены на аренду – причем еще задолго до этой пандемии. Так, в Нью-Йорке в 1950-м году на Манхэттене было 386 книжных магазинов, а в 2015-м, когда никто даже не мог предположить ситуации с коронавирусом, их было только 106. В 2019 г. – уже меньше 80.

Владельцу помещений на Манхэттене выгоднее, чтобы оно пустовало, чем сдавать книготорговцам

Тогда его можно продать или использовать как залог под кредит в банке, чтобы инвестировать в более прибыльный бизнес, чем книжная торговля. Дошло до того, что книголюбам со стажем манхэттенского Верхнего Вест-Сайда пришлось собрать 50 тыс долл, чтобы спасти крошечный магазин, где они уже 35 лет покупают книги.

В Калифорнии владелец магазина, в котором уже 25 лет продаются книги в жанре «хоррор» объявил, что из-за непосильного для него повышения арендной платы вынужден закрыться. Или – переехать в другое помещение поблизости, но для этого ему нужны 20 тыс. долл. Деньги, и даже с избытком, ему собрали постоянные покупатели, среди них кинорежиссер Гильермо Дель Торо и писатель-фантаст Нил Гейман.

Таких случаев больше: просто не все такие громкие. И они говорят, что настоящим любителям чтения нужна именно бумажная книга со всеми ее атрибутами. А еще – «живое» общение друг с другом и с продавцом книг, что превращает такие магазины, например, грампластинок, в клубы. Насколько широки круги любителей традиционной книги, определяет уклад и привычки потребителя. У консерваторов-британцев (не политическая партия) после отмены пандемийных ограничений открылись книжные магазины, владелец одного из них рассказывал, что соскучившиеся по книгам взрослые покупатели вели себя в них как дети в кондитерской – вплоть до того, что даже пытались понюхать их через маски.

Далее книжные магазины все больше будут востребованы как клубы по интересам и кругу общения. И размер рынка книжных магазинов будет формировать традиция, политика правительства и уровень престижности (а значит и доходности) в книжной отрасли.

Писательство не кормит  

Издательский бизнес и книжная торговля существуют, если есть и производстводится продукт. Их создают, не как в других отраслей, коллективы, а «одиночки-надомники». И в данном случае не пандемия ограничивает создание книг ограничивает возможности писателей (скорее, помогает, вынуждая сидеть дома и работать), а уровень оплаты профессионального писательства.

Даже на таком мощном книжном рынке как британский опрос 5500 профессиональных литераторов, которые уделяют писательству более половины рабочего времени, показал, что их средний заработок – примерно £3 тыс. в год (€3,5 тыс.). Еще до пандемии, за последние десятилетие, суммы гонораров писателей снизились более, чем на 40%.

В Испании только 6,3% писателей зарабатывают больше €10 тыс., а 77% их коллег довольствуются менее €1 тыс. евро в год. Поэтому вполне логично, что для 84% испанских литераторов, как и для 87% британских, написание книг – лишь один из заработков. Это при том, что на английском языке разговаривает, в принципе, весь мир, а на испанском – в 17 странах около 440 млн. человек.

Издательский бизнес и книжная торговля существуют, если есть и производстводится продукт. Их создают, не как в других отраслей, коллективы, а «одиночки-надомники». И в данном случае не пандемия ограничивает создание книг ограничивает возможности писателей (скорее, даже помогает, вынуждая сидеть дома и работать), а уровень оплаты профессионального писательства.

То, что крупнейшая в мире книжная ярмарка в Буэнос-Айресе не состоялось в 2020 г., красноречиво говорит о падении востребованности профессионального писательства задолго до пандемии.

Украинский «Книжный Арсенал» в этом году посетили только на 30% меньше люителей книги, чем в благополучном 2019 г.

Посмотрим, сколько их будет на традиционном BookForum во Львове 15-19 сентября.

Писатели богатеют не творчеством

Конечно, есть среди писателей миллионеры и мультимиллионеры, но их доходы складываются не только созданием литературных произведений. Джоан Роулинг – завсегдатай ТОП-10 самых высокооплачиваемых писателей – больше всего зарабатывает на их экранизациях и отчислениях от эксплуатации «гари-поттеровских» аттракционов в парках развлечений. Хотя и книги у нее по-прежнему хорошо продаются.

Раз в два года лидирует в списке писателей-богачей мастер детективов Джеймс Паттерсон. Он зарабатывает на литературном труде $80 млн и более в год. И в 2020 г. он, по данным Forbes, получил свои стабильные $80 млн. При том, что Паттерсон ежегодно выпускает не менее 2 романов и пишет не только детективы, но и в жанрах конъюнктурных. Когда все были увлечены темой насильного вмешательства в человеческие тело и разум, он выпустил серию книг Maximum Ride, герои которых – дети, сбежавшие из лаборатории, где их изменили. На пике интереса к мистике Паттерсон написал антиутопию – серию Witch & Wizard. Сам он все это пишет или с соавторами, неизвестно. Обстоятельства его контрактов с издателями засекречены.

Усилия оправдывает премия

Тем же писателям, чьи книги не пользуются таким массовым спросом, остается надеяться на литературные премии. Самая большая из них – Нобелевская, чья величина зависит от положения дел в фонде Нобеля, и обычно колеблется в районе $1 млн. Вторая после нее по престижности (а в профессиональной среде после скандалов с Нобелевской премией первая среди англоязычных) Букеровская премия намного меньше и составляет £50 тыс. (примерно $68 тыс. по сегодняшнему курсу).

Практически рядом с ней по престижности – Пулитцеровская премия, которая присуждается в США в области не только литературы литературы, но и журналистики, музыки и театра. Она равна всего $15 тыс., но факт ее присуждения намного увеличивает популярность автора на самом богатом в мире американском рынке. То же самое можно сказать и самой престижной французской литературной премии, Гонкуровской, которая в денежном выражении составляет всего лишь символические €10.    

Интересный факт – писателю Дугласу Стюарту, получившему в 2020 г. Букеровскую премию за роман «Шагги Бейн», ранее отказали в публикации этого произведения около 30 издательств.

Total
21
Shares
Previous Article

Введення в експлуатацію житла в Україні збільшилося на 30%

Next Article

Капітальні інвестиції в агропром зросли на третину

Related Posts
Читать дальше

Бути геймером

20 квітня 1999-го 2 учнів американської середньої школи Columbine, штат Колорадо, влаштували бійню, яка стала однією з наймасовіших…
Total
21
Share