Бабий Яр – вечный заповедник вопросов и ответов

80 лет назад здесь впервые был опробован нацистский конвейер смерти
Фото: Mizel Museum

В воскресенье 3 октября в Киеве прошел уже шестой Марш памяти Бабий Яр. С каждым годом интерес к той трагедии по массовому уничтожению людей – геноцид, в данном случае – Холокост, усиливается. Больше фактов, ответов порождают больше вопросов.

Бабий Яр известен во всем мире, прежде всего, тем, что 29-30 сентября 1941 г. здесь расстреляли 33771 еврея. Хотя здесь убивали практически до последнего дня оккупации Киева в ноябре 1943 г. также ромов, пленных красноармейцев, пациентов психиатрической больницы, гражданских заложников, партизан, узников Сырецкого концлагеря и членов ОУН, среди них была поэтесса Олена Телига. Но, как сказал киевский писатель-антисоветчик Виктор Некрасов: «В Бабьем Яру были расстреляны не только евреи, но только евреи были расстреляны лишь за то, что были евреями». Эта «гроссакция», как ее назвали немецкие нацисты, была одним из самых массовых убийств гражданских лиц, совершенных ими во Второй мировой войне.

Бабий Яр стал одним из страшным образцов нацистского Die Ordnung – бездушного механизма убийства миллионов. Немецкая поговорка Ordnung muss sein (буквально – порядок должен быть), и 29-30 сентября 1941-го она была применена на бесчеловечной практике.

Сначала по всему Киеву были расклеены объявления. Полный текст их был опубликован только в 1970 г. эмигрантским издательством «Посев», которое выпустило документальный роман другого писателя-антисоветчика Анатолия Кузнецова «Бабий Яр».

Все жиды города Киева и его окрестностей должны явиться в понедельник 29 сентября 1941 г. к 8 часам утра на угол Мельниковской и Дохтуровской (возле кладбищ). Взять с собой документы, деньги, ценные вещи, теплую одежду, белье и проч.
Кто из жидов не выполнит этого распоряжения и будет найден в другом месте, будет расстрелян. Кто из граждан проникнет в оставленные жидами квартиры и присвоит себе вещи, будет расстрелян

Первые испытания геноцида

Расстреляны были и десятки тысяч человек, кто к 8 часам утра явился, как было приказано в объявлении, «на угол Мельниковской и Дохтуровской». Как всё это происходило, Кузнецов рассказывает в своем романе со слов чудом уцелевшей во время расстрела в Бабье Яру Дины Проничевой. Большинство киевлян считало, что евреев вывезут куда-то на поездах на поселение, но муж у Дины был русский, соответственно, русская фамилия, и семейный совет решил, что она просто проводит своих родителей на вокзал (знали бы они, что это будет за «вокзал»).

Цитируем роман Кузнецова: «У родителей она была в седьмом часу утра. Весь дом не спал. Уезжающие прощались с соседями, обещали писать, поручали им квартиры, вещи, ключи. Старики много нести не могли, ценностей у них не было, просто взяли необходимое и еду. Дина надела на спину рюкзак, и в восьмом часу утра они вышли. По Тургеневской шло много людей, но на улице Артема уже было сплошное столпотворение…».

«Двигались эти тысячи людей так медленно, что к кладбищам, указанным в объявлении, Дина с родителями подошли только после обеда. Улица была перегорожена проволочным заграждением с узким проходом посередине, через который пришедших пропускали группами, отсчитывая определенное количество людей.

Сейчас те, кто читает об этом, недоумевают, почему эти тысячи людей безропотно сами шли на свою гибель? В том-то и дело, что тогда никто даже представить себе не мог, что такое будет.

Что собой представляли «гроссакции» нацистов – немецкий порядок – стало известно намного позже массовых убийств в Бабьем яру

Тогда же, пишет Кузнецов в своем документальном романе, в толпе Дина слышала обрывки самых фантастических предположений вплоть до того, что «немцы решили вывезти евреев, как родственную им нацию, туда, где спокойнее». Даже тогда им приказали сложить на земле все вещи, которые они несли с собой – носильные налево, продукты направо – в толпе слышались предположения, что «вещи, конечно, пойдут багажом». А на вопрос, как же они на месте прибытия будут разбираться с таким количеством багажа, – даже такое фантастическое, что просто всё поделят поровну, и не будет богатых и бедных. 

“Постепенно люди доходили до длинного и узкого, шириной всего полтора метра, прохода между двумя шеренгами солдат с резиновыми дубинками, большими палками и собак. И тут на них начинали сыпаться жестокие удары, разбивающие головы, плечи и спины в кровь. Солдаты кричали «Шнель!» – и толпа, чтобы избежать ударов, быстро выходила на небольшую площадку. И вот там уже людям, обезумевшим от боли и страха и ничего не понимающим, приказывали раздеваться, причем тех, кто мешкал, били дубинками, палками и кастетами.
Голых, их загоняли в узкие, прорытые между холмами, проходы, прорытые наискосок, так, чтобы из их начала не было видно, что происходит в конце. А в конце открывался котлован, наполненный мертвыми телами, над которым был выступ. Причем выступ был таким узким, что люди, которых гнали по нему, думали только о том, чтобы держаться поближе к стенке и не упасть в котлован. И только когда им приказывали остановиться, замечали на другой стороне котлована солдат с ручными пулеметами…

Немцы просчитывали все до мелочей – вплоть до того, что, когда люди наконец-то понимали, что их ждет, повернуть назад, разбежаться или взбунтоваться, никакой возможности не было. Дина выжила только потому,  почему в таких случаях выживали очень редкие жертвы. Упала в яму с первыми выстрелами, и ее накрыли упавшие сверху тела. Затем по этому морю мертвых тел ходили эсесовцы и добивали из пистолетов раненых.

Уже потом германские нацисты продумали убийство в газовых камерах, ведь расстрел в Бабьем Яру произошел до первого использования в концентрационных лагерях «циклона Б»

Людей с поездов отправляли в них. Но уже не загоняли, не били, а приглашали в помещения, где предлагали раздеться и пойти в душ. Мол, быстрее, а то кофе, который вас ждет после душа, остынет. А потом, закрыв за людьми прочную металлическую дверь, сыпали в специальные отверстия на крыше здания гранулы «циклона Б», который превращался внутри «душевого помещения» в смертоносный газ.       

Долго вынашиваемый план геноцида евреев

Обработка немецкого населения в духе того, что «евреи – не люди», началась после прихода фашистов к власти в 1932 г. Причем, евреев постепенно ограничивали в правах. В итоге, в «нюрнбергских законах» 1935 г. узаконили немецких евреев германского гражданства, а, значит и правовой защиты. Виктор Клемперер, еврей, выживший в нацистской Германии благодаря своей жене, чистокровной арийке, в своих «Дневниках», опубликованных еще в мае 1942 г. насчитал 31 пункт в бытовых ограничениях для евреев в Германии: вплоть до запрета иметь запасы продуктов.

После Второй Мировой общими для рядовых немцев стали слова, что они «ничего не знали» о концентрационных лагерях. Отчасти это – правда. Об этом можно было догадываться. Но официально евреев, которым приказано с вещами явиться на вокзал, отправляли на «поселение». Более того, в первые годы власти гитлеровские нацисты и планировали только переселение.

Сначала – в Палестину, тогда еще британскую, куда, как пишет американский исследователь Норман М. Неймарк, с 1933 г. на протяжении 5 лет из Германии принудительно эмигрировали около 60 тыс. евреев.

Причем состоятельных евреев, которые должны были оставлять германским властям половину своей собственности «для финансирования германского экспорта в Палестину». Бедные евреи в число таких эмигрантов не входили, так как у них не было денег ни для инвестиций, которые эмигранты должны вложить в Палестину, ни выплат властям Германии. А саму эмиграцию, в том числе из-за начавшихся стычек евреев-эмигрантов с проживавшими в Палестине арабами, британцы в конце 30-х годов прекратили.  

Вторым местом, куда гитлеровские нацисты планировали переселить евреев, был остров Мадагаскар (тогда французская колония) и страны Африки южнее экватора. Однако эти планы так и остались фантастикой. В июле 1938 г., пишет Неймарк, во французском Эвиане прошла международная конференция по проблеме еврейской эмиграции с участием 25 стран и ряда благотворительных организаций. Но закончилась безрезультатно.

Ни одна из 25 стран-участниц Эвианской конференции, несмотря на поддержку Лиги наций, не пожелала принять массы еврейских беженцев 

На этом на исходе 1930-х «программы переселения» закончились, а 20 января 1942 г. в Берлине в районе Ванзе на вилле немецкого предпринимателя Эрнста Марлье были определены пути и средства «окончательного решения еврейского вопроса». То есть – программы геноцида еврейского населения Европы – то, что Холокостом.

Однако еще до Ванзейской конференции, как указывает Неймарк, уже с лета 1941 г. политика нацистов в отношении евреев приобрела характер геноцида на оккупированных территориях.

Заповедник памяти, таящий все больше вопросов и ответов

Исследователь Гвидо Кнопп пишет, что вслед за наступавшими войсками вермахта шли четыре карательные группы общей численностью около 3 тысяч офицеров и рядовых. Каждая из них была приписана к определенной группе армий («Север», «Центр», «Юг»), а также наступавшим на юге войскам Румынии. Хотя вермахт после отрицал свое участие в геноциде, так как у них были другие – военные – задачи, но, утверждает Кнопп, тоже принимал участие. Причем, круг лиц, подлежащих ликвидации, постоянно расширялся – как это происходило и в Бабьем Яру во время оккупации Киева.

Были убиты сотни членов Организации украинских националистов (ОУН), преследование нацистами участников украинского национального подполья продолжалось до конца оккупации.

После наступления независимости Украины одним из первых памятников, установленных в Бабьем Яру, была «Менора» – погибшим евреям. До этого в советская власть упорно называла всех погибших просто «советскими гражданами», поставив идин общий памятник в 1976 г. В 2007 г. Кабмин принял решение создать на этом месте государственный историко-мемориальный заповедник «Бабий Яр», а в 2010-м он получил статус национального.

Сейчас в заповеднике печальной памяти – уже десятки памятников и памятных знаков, посвященным практически всем перечисленным выше группам жертв. И каждый год памятных сооружений становится больше так, что даже бывалые посетители могут долго разыскивать конкретный. Кроме того, Бабий Яр – не только территория заповедника, но и прилегающая лесопарковая зона, и вся она требует благоустройства.

Поэтому в 2017 г. Указом президента Украины и решением правительства была создана рабочая группа при Институте истории Украины Национальной академии наук, в которую вошли историки, специалисты музейного дела, архитекторы и юристы. Эта рабочая группа разработала комплексную Концепцию мемориала Бабий Яр как уникального места памяти.

Концепция опубликована, прошла экспертное обсуждение и международное рецензирование, и в 2021 году представлена профильному комитету верховной Рады Украины и Министерству культуры и информационной политики Украины. А в 2021 г. стартовало ее общественное обсуждение.

Этот мемориал нужен ста тысячам всех погибших в Бабьем Яру. Этот мемориал нужен нам живущим и нашим потокам. Чем больше проходит времени, тем больше будет вопросов, недоумения, возмущения и тяжелой печали от содеянного здесь преступления против человечества.   

Total
23
Shares
Previous Article

Goldman Sachs оцінив прихований борг Китаю в половину ВВП

Next Article

Рекордний врожай зумовив зростання базових галузей економіки

Related Posts
Total
23
Share